МИР (продолжение главы 1)



  • Хитрые миндалевидные густо подведенные глаза снохи злобно сверкнули «поняла все, дрянь, — мелькнула мысль у Сомова», но как истинная дочь шорца (а это тоже, что японца), Волошина растянулась в улыбке и «сердечно» обняла брата мужа.
    — Ты как всегда мне льстишь, дорогой, как всегда льстишь, — промурлыкала Ольга Геннадьевна и, по хозяйски, нажав на акселератор, приказала Люсе принести зеленого чая.
    После чего вольготно уселась в кресле по левую руку от Главы, закинув ногу на ногу и откровенно любуясь новыми сапогами, что естественно не ускользнуло от, и так раздраженного, Сомова.
    — Оля, дорогая моя сношенька, — ехидно начал деверь, — ты скажи мне, пожалуйста, у тебя списки пострадавших после землетрясения готовы, наконец? Две недели прошло, первый транж из Москвы на компенсацию уже неделю как на счет упал. А у меня тут толпы голодранцев орут, что Волошина не то, что списки не составила, а вообще на работе не появляется, а во дворе у нее новенький джип сверкает, — уже шипя, и сверля сноху взглядом, закончил Сомов.
    Волошина махом просекла настроение высокопоставленного родственника, быстро поменяла позу на скромно-рабочую, и тихо ответила:
    — Ну конечно все готово, Андрей Викторович, все привезла и даже уже сдала в фин. отдел по пути сюда. А джип… ну что джип, джип сынок купил.
    — Да, да, конечно, когда мне «голову открутят», я поржу, как ты прокурорским будешь объяснять, откуда у 16-летнего засранца два миллиона рублей на покупку тачки, наверное, скажешь «Из кошелька вытащил, паразит». Правда?
    Хрясь! Глава района хлопнул тяжелой ладонью по столу и заорал:
    — Ты когда башкой своей узкоглазой думать будешь, дрянь!? Ты ж меня под монастырь подводишь! Каждая собака на районе шепчется, что Сомов сноху свою на теплое место поставил!
    Он набрал в легкие побольше воздуха, чтобы уже окончательно поставить забуревшую родственницу на место, но дверь опять скрипнула и Люся, вообще ничего не говоря, впустила в кабинет троих мужчин: Гришанина, Антошина и Потапова.
    Красный Сомов со свистом выпустил воздух и быстро вышел из-за стола, чтобы пожать всем мужчинам руку и поприветствовать.

    Когда все расселись, и Люся поставила перед каждым кому кофе, кому чай — Глава района спокойно и лаконично начал:
    — Итак, друзья, я собрал вас сегодня в связи со сложившейся ситуацией в районе, а именно по поводу причин землетрясения, произошедшего 13 мая с эпицентром в зоне Банарского разреза (сделал акцент Сомов) и, собственно, решения вопроса по ликвидации последствий и компенсаций населению, — мазнул взглядом на Потапова. Директор разреза сидел, отрешенно глядя в окно, и постукивал золотым паркером по столешнице, всем своим видом показывая, что откровенно не понимает, что он тут делает.
    — Вторым вопросом у нас сегодня массовые самоубийства подростков и молодых женщин, проживающих в пострадавших населенных пунктах, произошедшие, в течение двух суток после ЧП. Девятнадцать человек за 2 дня, — проглотив раздражение, внешне спокойно продолжил говорить Сомов, — и еще, мне очень хотелось бы знать, что у нас делают два «шифрованных» генерала из очень важного «нипоймикакого» военного ведомства, которые расположились в палаточном городке МЧСников. У кого-нибудь есть, какая информация по этому поводу? — Сомов поочередно оглядел всех присутствующих. Все молчали.
    — Кх, кх, — решила начать председатель, подведомственного поселка, Ольга Геннадьевна, — местные видели этих генералов в компании двух эмчээсовцев на Соколиных озерах и реке, с какими-то приблу…, кх, кх, кх, с непонятной аппаратурой, что-то вроде дозиметров или еще чего. Но, в общем, они брали пробы почвы, воды и воздуха. С аборигенами в контакт категорически не вступали, на вопросы не отвечали и вообще любопытных прогоняли.
    — Ух ты, как интересно, что скажете на это Геннадий Сергеевич, — внимательно посмотрел на директора разреза глава района.
    — Работа у них такая, что тут скажешь, — усмехнулся Потапов.
    — Да вы что! – нервно пискнул хозяин кабинета, — целых два генерала! Шастают по озерам и берут пробы, работа у ГЕНЕРАЛОВ такая! – Андрей Викторович не заметил, как стал повышать голос, — а может быть, поделитесь с нами, какую гадость вы там закачали в недра под взрыв и чем отравили три деревни? А может быть, поэтому у нас вспышка самоубийств в этом районе, а? А может мне уже сухари сушить? Что молчишь Потапов!? – уже орал Сомов.
    — Успокойтесь Андрей Викторович, уже! – отрезал Потапов, — Со всей уверенностью могу заявить, что никаких противозаконных взрывов наш разрез не производил, никакой гадости, как вы выразились, мы никуда не закачивали и вообще мне самому интересно знать, что происходит. Не меньше вашего, между прочим. Документы у нас в порядке, придраться вообще не к чему, так что успокойтесь и принимайте ЧП, как природное явление, как, собственно, его и объясняют сейсмологи. Их тут в палаточном городке 5 человек, со всей страны слетелись. Ни к деятельности разреза, ни, тем более, к вашей персоне никаких претензий быть не может и не будет. Я, как вы понимаете, тоже человек наемный и подневольный, вопросом занимаются Учредители там, где нам с вами никогда и не быть. И можете быть уверены, ТАМ все решат как надо, с нашего уголька много кто кормится. Я вот, вообще, не вижу причин для волнений.
    А к вопросу о самоубийствах, это вон, — наемный директор кивнул в сторону главврача скорой, — к медицине, там же много асоциальных, неблагонадежных элементов живет, не даром там в 2-х километрах от деревни психинтернат расположен. Может самоубийцы психически не нормальные все были, землетрясение в 7 баллов пережили, шум, разруха, страх и того — крыша съехала окончательно.
    — Кстати, да, — подтвердил Антошин, — наш психиатр примерно так и объясняет массовые самоубийства, проблема только в том, что ни один из этих 19-ти никогда не стоял на учете в психоневрологическом диспансере, но при желании все можно объяснить. Спайсами там, несчастной любовью, плохой успеваемостью в школе. Ну, как-нибудь отмажемся. Хотя, если честно самому интересно, как медику, что их толкнуло на это, очень, очень странно…, — Сергей Васильевич задумался.
    — Хорошо, — устало подытожил Сомов, — значит ситуация такова. От Губернатора пришла телефонограмма продолжать выдавать в прессу информацию о землетрясении магнитудой в 4,3 балла. Еще нам настоятельно рекомендуют заткнуть местный оппозиционный телеканал «Алмаз», это по твоей части Сергей Павлович, — внимательно посмотрел на начальника УВД по Беляевскому району Гришаева Глава района, (Гришаев послушно кивнул), — немедленно начать выдавать единовременную компенсацию в размере 10000 тысяч на дом, это мы начнем уже завтра. Вам господин Потапов в темпе составить списки ваших работников, проживающих в пострадавших населенных пунктах и произвести оценку их недвижимости на сумму ремонта. Это не я придумал, это требование Губернатора.
    — Угу, — пробубнил директор разреза, — уже в курсе, комиссия создана, завтра приступают к работе.
    — Дальше. – прервал Потапова Андрей Викторович, — Ольга Геннадьевна, вам три дня на комиссию по определению аварийных домов в подведомственном вам поселке и составление списка людей на переселение, и давайте, отнеситесь посерьезней, чтобы ко мне после ваших комиссий ни одной жалобы не прилетело!
    — Сергей Васильевич, — повернулся в сторону Антошина Сомов, — займитесь логичным объяснением самоубийств с медицинской точки зрения так, чтобы невозможно было опровергнуть.
    Ну, вроде бы все, — Андрей Викторович поднялся из-за стола, показывая, что совещание закончено, и добавил, — всем спасибо. Убедительно прошу всех оставаться на связи и в случае непредвиденных обстоятельств или проблем немедленно сообщать мне в любое время суток. Все свободны.
    Гости загремели стульями, начали прощаться…
    А колесо времени продолжило крутиться дальше. Никто так и не понял, а что же действительно произошло. Хотя, у каждого было какое-то свое, личное мнение, что «не все в порядке в датском королевстве», но все вертелись в системе не первый год и отлично знали правила игры. И вырваться из системы, означало не просто остаться без уютных домов, машин, карьеры и прочих приятных бонусов, но и вполне себе можно было оказаться размазанным этой самой системой по асфальту…В общем, все продолжили скрывать, врать и вообще не думать о том, что вокруг творится, что-то неправильное.

    Примерно это же время. Россия, Урал

    Губернатор Челябинской области Патрушев Василий Алексеевич не спал уже вторые сутки. Он только что вернулся из Москвы, где получил и ЦУ (что говорить на публике) и втык (не пойми за что), отчего был совершенно расстроен. Там вели себя так, будто лично он был виноват в том, что какая-то светящаяся хреновина, с помпой и спецэффектами врубилась в Чебаркульское озеро.
    Василий Алексеевич, подавляю зевоту, вошел в свой кабинет и вызвал своего зама Кураеву Викторию Сергеевну, которая пока не было шефа, разруливала ЧП на всех уровнях, как могла, и держала руку на пульсе области.
    Кураева вошла в кабинет, как всегда, легко и по хозяйски, неся в руках пухлую потрепанную папку с бумагами, глядя на которую Патрушев раздраженно отметил про себя, что судя по количеству бумаг в этой самой папке, до кровати он доберется еще не скоро. «Работала Викуся, — злорандо подумал губернатор, глядя на мешки под глазами зама, — умная, красивая, цепкая, ответственная баба. С одним непреодолимым недостатком… Лесбиянка, бляха-муха, дань нынешней моды, штоли?? – В очередной раз расстроился Губернатор».
    — Ну что, Виктория Сергеевна, что тут у нас, — снова подавляя зевоту, спросил Василий Алексеевич, и, не стесняясь женщины, откинулся в кресле и закинул ноги на стол.
    — Ну что у нас… Значит так. Комиссия по определению ущерба работу почти закончила, сумма, конечно, вырисовывается нехилая, но я приказала частично перекинуть из бюджетных: с образования, медицины и спорта, ну и резервный фонд, естественно. Кстати, а что там Москва, ничего не даст нам? — Виктория Сергеевна характерно потерла пальцем о палец.
    — Гы-гы-гы, — заржал Василий Алексеевич, — еще и поддаст.
    — Ну, я так и думала, — улыбнулась Виктория и продолжила, — в интернете, как вы, наверное, и сами знаете, полный аншлаг и «привет». Фото, видео с регистраторов и камер наружного наблюдения, куча «экспертов» свои версии выдает, три группы активистов собираются искать обломки того, что прилетело. Я вчера коротенько сказала на местном канале, что предположительно пролетел метеорит, призвала народ не поддаваться панике, в общем, свернула все на природное явление. Еще связалась с полковником Грачевским с 17-й военной базы и попросила выделить людей на оцепление озера. Кстати, Грачевский бьет себя в грудь, что их «военчасть» ни к чему не причастна. Тут еще проблемка нарисовалась, команда «Уфопоиска» во главе с Чернобородовым уже здесь и требуют подхода к месту падения метеорита.
    — Ну и пусть подойдут, там все равно уже местные все повытоптали, да и зима, в озеро никто не полезет, да и не пустят их туда… Я тебе больше скажу, Виктория Сергеевна, уже с утра, — Губернатор глянул на часы, на которых было 4-48, — да вот уже часа через три, мы с тобой будем говорить на камеру только по писанному «Оттуда», — и показал указательным пальцем в потолок. Так что, получаем телефонограммы из Москвы и по ним и шпарим. В общем, с этим не парься. А вот с Чернобородовым, по-тихому, наоборот контакт поддерживай, а то чую я, правды мы с тобой с «диктовками» Центра — никогда не узнаем… А хочется.
    — Ага. Ну под диктовку, так под диктовку, — снова кивнула зам, и неожиданно предложила – ну раз уж с нас этот геммор сняли, может по домам, часика два поспим, а?
    — Да, конечно, давай по домам, — легко согласился Патрушев,- все с утра, все завтра с утра…

    А утром вместе с «правильными» объяснениями уральского ЧП Москва сообщила Губернатору Челябинской области о том, что Верховный Главнокомандующий страны вот-вот объявит о масштабных военных учениях на территории области. И Василий Алексеевич Патрушев в очередной раз подумал о том, что очень не простая штуковина свалилась на область. Ну просто очень загадочная штука, и в который раз за последние пару лет «окончательно решил», что политическую карьеру пора сворачивать…

    А интернет кипел и захлебывался в обсуждении «чебаркульского метеорита», кто только и что не говорил. «Специалисты» выстраивали схемы полета и падения светящегося нечта, которое волной повышибало окна и осветило как днем многокилометровое пространство. Версии были на любой вкус: и, мол, русские испытали новое секретное оружие, оппоненты кричали – «Бред! Такое оружие в принципе не может существовать. Это был болид!», «Ничего подобного, — доказывали фанаты инопланетян, — это тарелка потерпела крушение!». Тут же повылазили религиозники, которые кричали «Атас! Ангел восструбил!», с ними спорили ченнеллеры, утверждавшие, что пришла «первая волна вознесения перехода…», у этих единомышленников было больше всех, хоть и трактовали «волну» и «переход» каждый, как ему вздумается…
    Ну, всемирная паутина, на то и паутина, чтобы всасывать в себя, как сточная труба, абсолютно все…