Много в поле тропинок, только правда одна.


  • Модераторы

    Громыхает гражданская война
    От темна до темна.
    Много в поле тропинок,
    Только правда одна.

    Небо было звёздное и ночь тёплая. Группа людей тихо дремала в окопе. С той стороны российско-казахстанской границы стояла седьмая чэндуская механизированная ударная армия. Со стороны российской новой границы в окопах уже четыре месяца сидела костанайская народно-освободительная армия(КНОА). В КНОА служили сначала местные уральцы, а затем туда начали ссылать по блату московских и питерских детей элиты. Место считалось спокойным в отличие от дальневосточного и западного фронтов так как Китай официально сообщил о нейтралитете в конфликте Объединнного Европейского Атлантического Союза(ОЕАС) и России. Но тот же самый Китай почти полностью окупировал Казахстан под предлогом помощи России в выполнении обязательств по ОДКБ когда вооруженные этнические группировки начали рвать Казахстан на куски. Китай тогда дал по зубам Узбекистану и боевикам из Афганистана. К слову сказать Китай проводит завершающие военные операции у Октау.
    Бывшая российско-казахстанская граница считалась спокойным местом, дети из российской элиты хоть и сидели в окопах, но на жизнь уже не жаловались. Также в окопах ещё оставались люди первой волны из-за тяжёлых контузий, незначительных ранений, которые уже не позволяли проявить себя в полной мере. Москва хоть по инерции и оставалась крупным торговым и экономическим центром, но из-за внешней интервенции ОЕАС столица была перенесена из Москвы в Новосибирск. В Новосибирске же располагался генеральный штаб народно-освободительной армии.Все, кто прибывал в КНОА из-за Волги назывались “москвичами”. Это повелось с тех пор дед Егор взял своё ружье и повёл бригаду “партизан” через болото под Троицком для когда необходимо было нанести неожиданный удар под озёрами у Костаная. Тогда выяснилось, что всё партизаны прибыли с московской области и болота видели только на картинках, в результате операция была сорвана. Дед Егор сейчас всё также сидел в окопе на у позиции пулемётчика. Подъехал ГАЗ из которого выпругнули два бойца и офицер. Офицер, быстро передвигаясь, добежал до окопа и спросил где “деда”, на что ему показали рукой направление где сидит дед Егор. Офицер подлетел к деду Егору, сообщил, что тех двоих на передержку, в полном его распоряжении. После этого офицер также быстро подпрыгнул и побежал к ГАЗону. Запрыгнул в кузов и грузовик скрылся за большими навалами земли.
    Двое бойцов стояли расстеряно у окопов и озирались по сторонам. Свист из окопа вывел бойцов из ступора и двое новобранцев пошли к месту, где человек махал рукой.

    • Приветствую, бойцы. Сейчас от Вас доклад по форме. Звание, фамилия. Учебка, продолжительность службы. Сейчас я Ваш отец и мать.
    • Рядовой Звягинцев, - выпалил высокий, - ульяновский учебный батальон связи в половину года и сразу сюда.
    • Рядовой Тарасов, - начал доклад приземистый, - голицинский пограничный институт, пять лет.
    • Бааа…, - искренне удивился “деда”, - а ты что тут делаешь рядовым Тарасов ? Небось участвовал в московских событиях на воробьях ?
      Тарасов округлил глаза и тихо сказал так точно.
    • Так это же замечательно Тарасов, давай послушаем рассказ “москвича” о событиях, после которых нашу Россию-матушку начали рвать на куски, - дед Егор встал и демонстративно раскинул руки в стороны, - Нам всем дико тут интересно из-за чего все здешние здесь сидят в окопах.
      Тарасов опустил голову и молчал. Все окружающие начали переглядываться в звенящей тишине. Дед Егор изподлобья смотрел на Тарасова и рукой показал Звягинцеву отойти в сторону и сесть в окопе неподалёку. Откуда-то начали стекаться люди как по внутреннеему зову. Местные знающие бойцы уже в курсе, что если дед Егор раскидывает руки, то значит намечается что-то интересное.
    • Тарасов!
    • Я!
    • Сдать оружие!
    • Есть!
      Какой-то сержант подбежал к Тарасову и забрал автомат с патронами, забрал нож.
    • Теперь с самого начала, Тарасов, - дед Егор мял в руках самокрутку.
    • Трибунал меня разжаловал…
    • Еще раньше, Тарасов!, - перебил “деда”.
    • Я сам сдался в военную коменда…
    • Раньше, Тарасов! Нам до обеда еще четыре часа! Слушаем.

    • В ту весну мы на праздники взяли увольнительную. Третий курс, уже можно было и нормально отдохнуть. Я был в Москве с друзьями, но не с институтскими, а со школьными из нашей элитной школы.
    • Да ты крендель в масле катался, - кто-то крикнул из-за спины “деда”.
    • За ночь мы сменили уже несколько клубов. Всё как обычно. Сейчас даже и не верится, что всё это было со мной.
    • Наркотики, девки, бери от жизни всё ?, - перебил дед Егор.
      Тарасов замолчал.
    • Всё понятно с тобой, продолжай, - спокойно высказал “деда”.
    • Мы были на воробьях когда начал подходить народ. Очень много было молодёжи, таких же как я.
    • Да, нам уже рассказали, что всё движение пошло с воробьёвых. Детки - революционеры. Только поднялись из горшка и отлипли от мамкиной груди и решили сразу всё менять, - перебил дед Егор.
    • На самом деле наша и группа и не знала об этом. Всё как-то одновременно пошло. Это я потом узнал, что большие группы молодых людей сразу заняли несколько крупных площадей в Москве и практически полностью парализовали движение в пределах садового кольца для блокировки подхода техники.
    • Ты нам тут не свисти, - снова послышался крик откуда-то из окопа.
    • Не свищу, правда. - мотал головой Тарасов, - это не объяснить обычными словами. Вокруг какая-то эйфория, будто сон. Люди, такие же как и я, радуются. Когда мы узнали почему они прыгают и радуются я подавился глотком воздуха.
    • Хочешь сказать не знал об этом и оказался на площади случайно ?
    • Так точно, я был в увольнительной, мы специально все мобильники поотключали и оставили дома у друга.
    • Продолжай, - дед Егор медленно тянул самокрутку.
    • Так, а что продолжать, когда я внутренне осознал и пришёл в себя, к площади начали подтягиваться военные. Росгвардия прекрыла движение на площади. Понятное дело что авиакатастрофа первого борта и гибель половины верхушки это чуть ли не объявление войны. Мы начали искать выход с площади. Подошли к оцеплению поговорить. Там мне и сообщили, чтобы я как можно быстрее валил оттуда. Ну я дурак что-ли, решил валить, нам в институте рассказывали о подобных методах. Вышли из оцепления и направились быстрее по домам. В институт я не поехал, так как знал, что институт тоже уже поднят по тревоге. Гибель всей верхушки руководства это из ряда вон, тем более на территории чудой страны.
    • Трус!, - снова кто-то выкрикнул из окопа.
    • То есть ты не знал, что этими группами молодёжи управляли подготовленные люди и не причастен к этому ?
    • Так точно, не причастен!
    • Продолжай, Тарасов.
    • Я вернулся домой. Мыслей возвращаться в институт у меня более не было, я чётко знал где они и что могут делать. Через сутки к нам в дом постучала военная комендатура. Я не ожидал их так быстро ну меня и арестовали. О прорыве наших западных и дальневосточных границ я узнал уже в комендатуре. В саму комендатуру пришла телеграмма из института о моей характеристике. После этого меня направили на мандатную комиссию и по распределению направили в Крым для усиления антидиверсионной деятельности.
    • Так ты стрелянный воробей. Каким чудом ты очутился здесь, Тарасов ? Где работал и какое звание у тебя было ?, - искренне удивленно спросил капитан по прозвищу “Деда”.
    • Я был майором ГКО, 21 отдел. Старший оперативный сотрудник. Вы их называете “борзые”.
      Вокруг повисла мёртвая тишина. Даже у “деда” открылся рот от удивления. У всех людей вокруг перехватило дыхание и сердце начало очень часто биться. Абсолютно все знали о действиях “борзых” в Крыму, но думали что это сказка и там работало как минимум несколько оперативных бригад. Суть заключалась в том, что при начале атаки на Крым после переговоров в Севастополе и отвода третьей армии из Белоруссии. Сводные отряды ВСУ и румынского спецназа утюжили перекоп и после этого двинулись на зачистку. Так эти “борзые” за ночь устранили всех офицеров румынского спецназа и ВСУ, отрезали связь и полностью блокировали действия наступающих. Это позволило подтянуть силы 58 армии для обороны Крыма.
      Министр Обороны России тогда награждал бойцов этой операции и назвал из “борзыми”. Но никто тогда не знал, что это были сотрудники ГКО. Государственный Комитет Обороны.
    • Подойди сюда, присядь. Чаю принесите!, - “деда” подвинулся на скамейке, Тарасов медленно подошёл и присел.
      В голове у “деда” задвигались странные мысли одна страшнее другой. Что тут делает 21 отдел, что случилось, почему ГКО здесь, неужели китайцы пойдут в наступление, срочно сообщить своим и куча всякого ненужного хлама.
    • Тарасов, а почему ты рядовой ?, - возмутился дед Егор.
    • Когда Крым накрыли РЭБ ОЕАС на ковёр вызвали всех от мала до велика. Назначили виноватых. В первую очередь начали прочищать 21 отдел, ведь это посчитали полным провалом. Хотя в ГШ за три месяца до купола лежал полный отчёт от разведки и 21 отдела.
    • А зачем тебя сюда направили ?,- уважительно спросил “деда”.
    • Так у меня есть боевой опыт, подготовка и достижения. Сейчас хорошие кадры редки. Поэтому трибунал назначил разжалование и перевод сюда.

    Нарастающим гулом начали рваться снаряды ближе к окопам КНОА, но не стороны границы. Это била артиллерия откуда-то из тыла и били специально “московских”. Так начали раздаваться залпы предательства, разрывающего Россию по Уралу.- Не успел, - тихо сказал Тарасов и начал оттягивать раненного “деда” под блиндаж…